• В Крыму у УПЦ КП отобрали три храма - Патриарх Филарет

    Об этом в эфире "Радио Свобода" сообщил Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет. По его данным, культовые сооружения отдали Московскому патриархату.Как отметил Филарет, ситуация с храмами УПЦ КП на полуострове сложная."Там сейчас ставится вопрос о национализации церковного имущества. То есть все наши храмы, здания власти хотят национализировать. А дальше что будет с этими национализированными храмами, они нам дадут в пользование, или не дадут, или кому-то другому передадут... Но ситуация там тяжелая. Свободы там нет", - сказал патриарх Филарет.Он также рассказал, что на территории Донбасса, которую контролирую группировки "ДНР" и "ЛНР", боевики разрешили проводить богослужения только "московским" священникам.

    Опубликовано 08.01.2015 10:24 Подробнее ...

Назад в будущее. Куда заведет Россию курс на СССР

А это, в свою очередь, ведет в тупик. Потому что ты присваиваешь оппоненту свою картинку реальности, потом твой прогноз его действий не сбывается, ты злишься и начинаешь говорить, что объект прогноза сошел с ума. А он не сошел с ума. Он все это время оставался в своей реальности. Которую ты не потрудился понять.

Российская элита искренне убеждена, что сохранение влияния на бывшие советские республики – это ее естественное право, дарственная от истории

Беда в том, что этот тест завалят очень многие из числа тех, кто берется говорить о будущем.

Хорошую иллюстрацию этому тезису недавно предложил российский журналист Александр Баунов. Он говорил, что в сознании многих представителей российской элиты Москва не проиграла «холодную войну». Более того, по их мнению, разделение Союза произошло не столько из-за краха советской модели, не выдержавшей противостояния с западной, сколько из-за того, что Кремль добровольно согласился присоединиться к клубу западных игроков. Снять висевшую над миром угрозу ядерной войны. И в сознании московской элиты Россия не проигрывала противостояние – она добровольно согласилась пойти на компромисс и была предана.

Предана тем, что ее не усадили на равных за общий стол с мировыми игроками. Тем, что ее право на «зону влияния» в виде бывших советских республик не признавалось и оспаривалось. Тем, что ее держали в дипломатических сенях, не позволяя решать судьбы мира в одном ряду вместе с США и Брюсселем.

Повторю – речь сейчас идет лишь об описании той реальности, которую исповедуют российские государственные деятели. А ее важно понимать, потому что это объясняет всю логику их сегодняшнего поведения.

Принадлежность к клубу победителей и к клубу проигравших дает разные полномочия. Проигравший теряет стартовые позиции, опускается в рейтинге и начинает все нарабатывать с нуля. Победитель свою позицию сохраняет и даже усиливает. И российская элита искренне убеждена, что сохранение влияния на окружающие ее бывшие советские республики – это статус-кво, естественное право, дарственная от истории. А для всего остального мира такой подход непонятен и неестественен. Все равно, что призывы потерпевшего поражение боксера вернуть в личную коллекцию чемпионский пояс.

То есть Москва ведет себя так, будто Советский Союз и не распадался – будто он всего лишь переформатировался, но отношения по линии вассал-суверен сохранились в прежнем качестве. А для Запада все происходящее выглядит несусветно именно потому, что Союз распался, Кремль больше не является политической альтернативой Вашингтону, а роль самой России сведена к региональному крупному государству с ограниченной номенклатурой товарного экспорта. Об этом, кстати, искренне сказал Барак Обама – и вызвал шквал возмущения в России. Но опять же – зачем негодовать? Это ведь всего лишь то, как видит реальность американский президент. И если у прокремлевских экспертов картинка происходящего не совпадает с той, что у Обамы, то это проблема индейцев. То есть не Обамы.

И именно по этой же причине российские прокремлевские политологи уверены, что Запад стремится Россию разрушить и разделить. Потому что в своем собственном представлении Кремль является альтернативой, глобальным игроком, цивилизационным предложением, способным конкурировать с западной моделью. А Запад не понимает, о чем идет речь, потому что видит перед собой страну, которая продает нефть и газ, а на вырученные деньги покупает все остальное. Зачем ее разваливать?

Запад за двадцать лет отвык воспринимать Москву как столицу «империи зла». И инерция такого подхода сильна – любые идеи о «победе над Россией» вызывают шквал недоумения у европейских и американских дипломатов. Зачем побеждать? Зачем дробить? Что потом делать с новыми государствами, на территории которых окажутся ядерные заряды? Кому нужен хаос на границах? Сомализация одной седьмой части суши – это пугает всех достаточно, чтобы не хотеть необратимого. 

Россия смотрится в зеркало и видит там СССР. Поэтому она думает, что все окружающие тоже видят в ней СССР, пытается вести себя как СССР и рассматривает угрозы, которые рассматривал Союз. А Запад смотрит на Россию, как на Россию, хочет возврата к докрымской модели и пытается понять, где у Москвы красная линия, которую она откажется пересекать.

Самое удивительное случится в тот момент, когда Кремль добьется желаемого. Когда Запад и впрямь разглядит в нем то, чем Кремль так яростно старается притвориться. Когда он поймет, что Москва пытается найти свои новые границы – и этот интуитивный поиск может идти до бесконечности. Потому что в этот самый момент Запад тоже увидит в отражении России – Советский Союз. Дооценит угрозы. Взвесит риски. И может решить сыграть ва-банк.

А беда России в том, что по степени своей устойчивости она ни разу не Советский Союз.

Текст публикуется с разрешения автора.

Оригинал http://nv.ua/

А это, в свою очередь, ведет в тупик. Потому что ты присваиваешь оппоненту свою картинку реальности, потом твой прогноз его действий не сбывается, ты злишься и начинаешь говорить, что объект прогноза сошел с ума. А он не сошел с ума. Он все это время оставался в своей реальности. Которую ты не потрудился понять.

Российская элита искренне убеждена, что сохранение влияния на бывшие советские республики – это ее естественное право, дарственная от истории

Беда в том, что этот тест завалят очень многие из числа тех, кто берется говорить о будущем.

Хорошую иллюстрацию этому тезису недавно предложил российский журналист Александр Баунов. Он говорил, что в сознании многих представителей российской элиты Москва не проиграла «холодную войну». Более того, по их мнению, разделение Союза произошло не столько из-за краха советской модели, не выдержавшей противостояния с западной, сколько из-за того, что Кремль добровольно согласился присоединиться к клубу западных игроков. Снять висевшую над миром угрозу ядерной войны. И в сознании московской элиты Россия не проигрывала противостояние – она добровольно согласилась пойти на компромисс и была предана.

Предана тем, что ее не усадили на равных за общий стол с мировыми игроками. Тем, что ее право на «зону влияния» в виде бывших советских республик не признавалось и оспаривалось. Тем, что ее держали в дипломатических сенях, не позволяя решать судьбы мира в одном ряду вместе с США и Брюсселем.

Повторю – речь сейчас идет лишь об описании той реальности, которую исповедуют российские государственные деятели. А ее важно понимать, потому что это объясняет всю логику их сегодняшнего поведения.

Принадлежность к клубу победителей и к клубу проигравших дает разные полномочия. Проигравший теряет стартовые позиции, опускается в рейтинге и начинает все нарабатывать с нуля. Победитель свою позицию сохраняет и даже усиливает. И российская элита искренне убеждена, что сохранение влияния на окружающие ее бывшие советские республики – это статус-кво, естественное право, дарственная от истории. А для всего остального мира такой подход непонятен и неестественен. Все равно, что призывы потерпевшего поражение боксера вернуть в личную коллекцию чемпионский пояс.

Читайте также: Духовные скрепы: в России шьют костюмы "Смирение" и платки "Покорность"

То есть Москва ведет себя так, будто Советский Союз и не распадался – будто он всего лишь переформатировался, но отношения по линии вассал-суверен сохранились в прежнем качестве. А для Запада все происходящее выглядит несусветно именно потому, что Союз распался, Кремль больше не является политической альтернативой Вашингтону, а роль самой России сведена к региональному крупному государству с ограниченной номенклатурой товарного экспорта. Об этом, кстати, искренне сказал Барак Обама – и вызвал шквал возмущения в России. Но опять же – зачем негодовать? Это ведь всего лишь то, как видит реальность американский президент. И если у прокремлевских экспертов картинка происходящего не совпадает с той, что у Обамы, то это проблема индейцев. То есть не Обамы.

И именно по этой же причине российские прокремлевские политологи уверены, что Запад стремится Россию разрушить и разделить. Потому что в своем собственном представлении Кремль является альтернативой, глобальным игроком, цивилизационным предложением, способным конкурировать с западной моделью. А Запад не понимает, о чем идет речь, потому что видит перед собой страну, которая продает нефть и газ, а на вырученные деньги покупает все остальное. Зачем ее разваливать?

Запад за двадцать лет отвык воспринимать Москву как столицу «империи зла». И инерция такого подхода сильна – любые идеи о «победе над Россией» вызывают шквал недоумения у европейских и американских дипломатов. Зачем побеждать? Зачем дробить? Что потом делать с новыми государствами, на территории которых окажутся ядерные заряды? Кому нужен хаос на границах? Сомализация одной седьмой части суши – это пугает всех достаточно, чтобы не хотеть необратимого. 

Россия смотрится в зеркало и видит там СССР. Поэтому она думает, что все окружающие тоже видят в ней СССР, пытается вести себя как СССР и рассматривает угрозы, которые рассматривал Союз. А Запад смотрит на Россию, как на Россию, хочет возврата к докрымской модели и пытается понять, где у Москвы красная линия, которую она откажется пересекать.

Самое удивительное случится в тот момент, когда Кремль добьется желаемого. Когда Запад и впрямь разглядит в нем то, чем Кремль так яростно старается притвориться. Когда он поймет, что Москва пытается найти свои новые границы – и этот интуитивный поиск может идти до бесконечности. Потому что в этот самый момент Запад тоже увидит в отражении России – Советский Союз. Дооценит угрозы. Взвесит риски. И может решить сыграть ва-банк.

А беда России в том, что по степени своей устойчивости она ни разу не Советский Союз.

Текст публикуется с разрешения автора.

Оригинал http://nv.ua/

Вход

Меню пользователя

 

Notice: Array to string conversion in /home/rezz/domains/pechat-ua.info/public_html/libraries/joomla/registry/registry.php on line 97

Европейская правда — то, что отдаляет от «совка»

Читать современные газеты и с айты становится все сложнее. Особенно для тех, кто желает питать свой разум, а не свои эмоции. Потому сайт Европейская народная правда- это новости для думающих людей. Это новости для людей, которые ежедневно принимаю решения, от которых зависят судьбы украинцев. Это не означает, что простым труженикам не стоит читать сайт Европейской народной правда — наоборот, стоит. Для того, чтобы стать тем, кто принимает решения.

К сожалению, европейские ценности, к которым так стремится большинство населения страны становится все дальше и дальше. И в том вина, что СМИ отдаляют нас от них. Но Европейская народная правда готова исправить это негативное положение вещей.

Формат «Новости для думающих людей» от сайте Европейская народная правда — это то, чего сейчас так не хватает современному украинцу. Сайт станет надежной опорой для всех, кто завтра желает жить в Европе, а не мести задворки Азии.